Для тех, кто любит Городню и её людей. Любое мнение достойно уважения

Районная газета
Поделиться
Посетители


Если вы сочтете возможным и целесообразным, добавьте его на свою страничку...

HTML код: <a href="http://gorodnya.forum2x2.ru /"><img a="" <="" src="http://gorodnya.forum2x2.ru/users/3111/50/38/92/album/gorodn12.gif" /></a><a href="http://gorodnya.forum2x2.ru /"></a> <br />
Сентябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Календарь Календарь

Погода в Городне
Фильм о Городне
Официальный сайт горсовета
Официальный сайт горсовета
Карта и план Городни
Карта и план Городни
Счётчики посещений
Besucherzahler
счетчик посещений

Статистика по странам
Курс валют в Городне
Курс валют

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Новый форум Городни » Все новости Городни без цензуры » Новости Городни » Тот самый Жадченко

Тот самый Жадченко

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

1 Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:42

Admin


Admin
Admin
Современные инквизиторы


Я, Хмеленок Николай Павлович, инвалид первой группы с детства (ДЦП), закончив с отличием Минский государственный педагогический институт иностранных языков, почти 30 лет работал учителем по специальности. И где бы я ни работал (лаборантом, а затем учителем в Савичской средней школе Брагинского района до аварии на ЧАЭС, после выселения из зоны отчуждения учителем немецкого языка в Недойской средней школе Буда-Кошелёвского района Гомельской области, а с в 1990 году — учителем немецкого языка в Городнянской СШ №1 и руководителем кружков иностранных языков в Городнянском Доме пионеров, в настоящее время ЦДЮТ), всегда имел полную педагогическую нагрузку, никогда не требовал особых условий труда как инвалид, а работал, как все. Кстати, при трудоустройстве никто никогда не требовал от меня справок о моей инвалидности. Я радовался, что коллеги и администрация школы и районо как в Беларуси, так и в Украине не зацикливались на моих физических недостатках, не замечали их, ничем не выделяя меня из педколлектива. Я с гордостью чувствовал себя равным среди других коллег и получал большое моральное удовольствие от того, что своим трудом и знаниями приношу пользу людям. Победы и награды моих учеников, их выбор профессии учителя иностранного языка были наивысшей оценкой моего труда.
С таким же вдохновением в 1990 году я приступил к работе и в Городне, своим трудом заслужив любовь детей и благодарность родителей.
Все изменилось с приходом к власти нынешней администрации района. Мои прежние коллеги Хихлуха С.И. и Жадченко А.Н. по политическим мотивам стали непримиримими оппонентами и, заняв руководящие должности, не простили мне резкой критики в их адрес на сессиях районного совета (я являюсь депутатом районного совета четырех созывов).
По поводу неправомерных действий начальника районного отдела образования Хихлухи С.И. по отношению ко мне после моего выступления на сессии я неоднократно обращался к главе райгосадминистрации, в прокуратуру Городнянского района, в другие инстанции. Нигде я не просил о создании мне особых условий труда как инвалиду. Речь шла о злоупотреблении полномочиями госслужащего Хихлухи С.І. после моего критического выступления на сессии, который, как подчеркивалось в моем заявлении, «вызывал неадекватную реакцию со стороны райотдела образования». Жадченко А.Н. преднамеренно подчеркнул слова об инвалиде, хотя речь шла об отсутствии обычных условий и даже рабочего места и о преследовании меня после моего выступления на сессии. В своем обращении к районной прокуратуре я не требовал себе особенных условий труда, а говорил о многочисленных злоупотреблениях служебным положением со стороны начальника отдела образования.



Последний раз редактировалось: Admin (Чт 19 Май 2016 - 21:28), всего редактировалось 3 раз(а)

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

2 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:43

Admin


Admin
Admin
Кстати, за созданием особенных условий труда лица, которые нуждаются в этих условиях, обращаются не в прокуратуру, а в ЛКК.

«Принимая во внимание, что данное обращение было от человека-инвалида, к преследованию меня присоединился и заместитель главы Городнянской райгосадминистрации по гуманитарным вопросам Жадченко Андрей Николаевич. Нарушив Конституцию Украины (ст.32, которая запрещает собирание, сохранение, использование и распространение конфиденциальной информации о состоянии здоровья без согласия лица и без решения суда), ст. 286 Гражданского кодекса Украины (право на тайну о состоянии здоровья), и ст.46 Закона Украины “Об информации” (злоупотребление правом на информацию), заместитель главы Городнянской райгосадминистрации по гуманитарным вопросам Жадченко А.Н. от имени Городнянской РГА обратился в поликлинику с запросом, по поводу какой болезни я состою на диспансерном учете и имею группу инвалидности.

Введя в заблуждение медицинских работников, якобы я обращался за созданием мне особых условий как инвалиду, он вынудил их к разглашению врачебной тайны. На мой протест против вмешательства в мою личную жизнь Андрей Николаевич, оправдываясь, объяснил это желанием “помочь” мне как инвалиду. Но у меня даже не поинтересовались, нужна ли мне такая “помощь”, в результате которой я дважды оказался в больнице.
Более циничного оправдания антизаконным действиям заместителя главы райгосадминистрации по гуманитарным вопросам, который до сих пор пытается отобрать у меня мое конституционное право на труд, придумать невозможно. Ведь именно он нарушает закон "О местных государственных администрациях" в котором в ст.23 сказано: „Местная государственная администрация обеспечивает трудоустройство инвалидов”. И именно Жадченко, соответственно своим должностным полномочиям, отвечает за социальную защиту инвалидов. Но, злоупотребляя своими полномочиями, заместитель головы РГА за последние полтора года превратил моя жизнь и жизнь моей семьи в ад.
Цель собирания и использования конфиденциальной информации о моем состоянии здоровья очевидна: под видом заботы о моем здоровье Жадченко А.Н. посягал на мои права и свободы, пытался ограничить мое право на труд. И после этого он еще говорит о какой-то помощи и гуманности!

Для того, чтобы оправдать свои действия, от меня и больницы начали требовать индивидуальную программу реабилитации и адаптации инвалида, будто бы заботясь об инвалиде, которого «много лет подряд вынуждали работать на общих условиях, лишив комплекса мероприятий, которые обеспечивают необходимые для инвалида условия и режим труда». Никто меня не вынуждал работать на общих условиях, напротив, я гордился, что я работал наравне со всеми, что никто никогда не делал мне снисходительности, что я чувствовал себя полноценным человеком.
Жадченко А.Н.  заявляет: «Инвалид никоим образом не должен настаивать или не настаивать на создании условий труда. Создать такие условия — святая обязанность работодателя и неопровержимое требование Закона». Ссылаясь на п.7 Положения  о медико-социальной   экспертизе   («заключения медико-социальных экспертных комиссий об условиях и характере  труда инвалидов  являются обязательными»), он замалчивает п.5 «Положения об индивидуальной программе реабилитации и адаптации инвалида», в котором сказано: «Индивидуальная программа реабилитации имеет рекомендательный характер. Инвалид может отказаться от того или другого вида, формы и объема реабилитационных мероприятий или от реализации программы в целом. При наличии согласия инвалида с индивидуальной программой реабилитации он обязывается активно способствовать ее реализации». То есть, против воли инвалида никто не имеет права что-то делать.



Последний раз редактировалось: Admin (Чт 19 Май 2016 - 20:50), всего редактировалось 1 раз(а)

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

3 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:44

Admin


Admin
Admin
Прикрываясь в апелляционной жалобе фразой: «Принимая во внимание, что данное обращение было от человека-инвалида, который ежедневно делал маленький подвиг, борясь за полноценную жизнь», — Жадченко А.Н. тем не менее 20.02.06 обращается к главному врачу ЦРБ Ромцу В.В., требуя срочно,  до 25.02.06, дать объяснение, почему, имея “1 группу инвалидности, которая предусматривает полную потерю трудоспособности . Хмеленок Н.П. работает в Центре детского и юношеского творчества и по совместительству в СШ №1, кроме того, ему оплачиваются больничные...”. Он не мог успокоиться, видя коррупцию в том, что инвалида приняли на работу. Меня хотели принудительно, без решения суда, в нарушение ст.92-94 Конституции Украины и основного принципа права — гуманизма —, “направить на облЛКК (МСЭК)”, как написано в резолюции на обращение Жадченка А.Н., которого интересовала “степень потери работоспособности”. Согласно Закону, доказательством несоответствия занимаемой должности или выполняемой работе есть соответствующее медицинское заключение, достать его и поставили себе целью заместитель главы райгосадминистрации Жадченко А.Н. и начальник районного отдела образования Хихлуха С.И.
Итак, о какой заботе об инвалиде может быть речь? «Вместо этого, прямо и категорически» (как высказался сам Жадченко): «Дать правовому оценку действиям Хмеленка Н.П., если данные сведения были скрыты от работодателя».
После дежурного вызова на ЛКК и в прокуратуру у меня произошел гипертонический криз, появилась бессонница, болело сердце. По этой причине пришлось неоднократно обращаться в “скорую помощь”.

«Никакой информации относительно условий труда», — говорит Жадченко А.Н. об ответах главного врача. И сам же отвечает: «ЦРБ не является работодателем для истца, чтоб задавать ей подобные вопросы».

Почему так рьяно Жадченко А.М. взялся собственноручно «создавать мне особые условия труда»? Я не являюсь работником райгосадминистрации, чтоб от имени райгосадминистрации обращаться с запросами относительно меня. Для этого имеется районный отдел образования. И, наконец, почему у меня до этого времени нет не только специальных, а  даже и обычных условий труда? Почему же он не помог мне, когда я обращался в районный отдел образования о трудоустройстве меня учителем немецкого языка (в справке же МСЭК №537187 четко сказано: учитель 0,5-0,75 ставки, а не руководитель кружков)? Ведь он сам признает: «Выводы медико-социальных экспертных комиссий об условиях и характере труда являются обязательными».
Почему же он не помог инвалиду, когда с 1 сентября 2005 г. мне был снижен квалификационный разряд без предупреждения и объяснения? Почему он вместе с главой Городнянской райгосадминистрации Шанойло А.М. в своем ответе 26.01.06 отрицал содержание моей жалобы, заверял меня, что “категорию Вам не сняли, на сегодняшний день Вы имеете высшую категорию”. Только после обращения к начальнику управления образования и науки Черниговской облгосадминистрации Залесского А.А. и вмешательства областного контрольно-ревизионного управления наконец было признано, что начисление заработной платы мне осуществлялось по 9 разряду, якобы ошибочно. 1 февраля 2006 г. задним числом директором ЦДЮТ Никитенко Л.П. был подписан приказ №51 о пересчете моей зарплаты с 1 сентября.
«Почему эти условия не выполняются?» — спрашивал Жадченко, когда он искал оправдания своим действиям. Я с отличием закончил Минский институт иностранных языков, почти 30 лет работал учителем немецкого языка. Почему мне не хотят дать часов немецкого языка в одной из школ города, хотя бы как второго иностранного языка? Почему-то о выполнении этих условий Жадченко А.Н. «забывает».
Что изменилось с того времени, когда мне начали «создавать условия»? До настоящего времени у меня нет даже места, где бы я мог заполнить журнал. И где улучшенные условия труда, о которых шла речь? Это подтверждает Акт обследования, который был сделан по моему заявлению, чтоб досказать, что о создании даже обычных условий труда никто и не думал:



Последний раз редактировалось: Admin (Чт 19 Май 2016 - 23:23), всего редактировалось 1 раз(а)

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

4 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:46

Admin


Admin
Admin
После многочисленных отписок я был вынужден обратиться в суд.

Решением суда Городнянского района от 16 мая  2007 года по делу № в 2-4/2007 г. о защите чести, достоинства и деловой репутации справедливо признан запрос заместителя головы Городнянской районной государственной администрации Черниговской области Жадченко А.Н. № 02-16/117 от в 20.02.2006 году в Городнянскую центральную районную больницу по поводу того, почему Хмеленок Н.П. до сих пор работает и почему ему оплачиваются больничные, а также факт обращения заместителя главы Городнянской районной государственной администрации Черниговской области Жадченко А.Н. к прокурору Городнянского района с требованием „дать правовую оценку действиям должностных лиц ЦРБ при предоставлении ежегодной справки по результатам прохождения медкомиссии; действиям работодателю, если ему было известно о полной потере трудоспособности или действиям Хмеленка Н.П., если данные сведения были скрыты от работодателя“ как преследование инвалида.

Выдавая из себя защитника инвалидов («Принимая во внимание, что данное обращение было от человека-инвалида, который ежедневно делал маленький подвиг, борясь за полноценную жизнь») и ссылаясь на ст.18 Закона Украины «Об основах социальной защищенности инвалидов Украины» («Предприятия, учреждения, организации обязаны создавать условия для инвалидов»), Жадченко А.Н. сознательно скрывает Положение «О рабочем месте инвалида и о порядке трудоустройства инвалидов», утвержденное постановлением Кабинета Министров Украины от 3 мая 1995 г. № 314, в котором сказано:
«Рабочим местом инвалида может быть:
·      обычное рабочее место, если по условиям труда и с учетом физических возможностей инвалида оно может быть использовано для  его трудоустройства;
·      специализированное рабочее   место   инвалида   —   рабочее  место, оборудованное  специальным  техническим  оснащением,  приспособлениями  и устройствами  для труда инвалида в зависимости от анатомических дефектов или нозологических  форм  заболевания  и  с учетом  рекомендации медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК), профессиональных навыков и знаний  инвалида.  Это  рабочее  место  может  быть  создано  как   на производстве, так и дома».

Имея более 30 лет трудового стажа, я никогда не претендовал на специализированное рабочее место, даже когда работал лаборантом.

Жадченко А.Н. сознательно заводит всех в заблуждение о том, что я вроде бы в своем выступлении на сессии районного совета затронул вопрос о создании мне “особых условий труда”, что “именно по настоянию Хмеленка Н.П. это выступление было принято как запрос депутата”. Никогда и нигде я не просил, чтобы мне создавали особые условия труда. Не каждый здоровый человек добровольно берет на себя еще и столько общественных долгов (депутат районного совета четырех созывов подряд, член бюро райкома Компартии Украины, председатель Немецкого культурного центра). В своем же обращении в районную прокуратуру я говорил о преследовании меня и “унижении моего достоинства” после моего критического выступления на сессии в адрес начальника райотдела образования Хихлухи С.И. и “Нашей Украины”, штабом которого руководит Жадченко Л.И., мать Жадченка А.Н.
Если речь и шла о нарушенных правах, то это касалось только моих гражданских прав, о создании мне особенных условий труда как инвалиду негде и никому я не заявлял.
В апелляционной жалобе от в 02.07.2007 году Жадченко А.Н. сам подтверждает, что «Хмеленок Н.П. обратился в Городнянскую райгосадминистрацию по поводу злоупотребления полномочиями госслужащего начальником отдела образования». «В частности, сообщалось о: необъективности оценки его квалификации; несвоевременности ответов на его депутатские запросы и жалобы; нарушении начальником районо распорядка работы ЦДЮТ; ущемлении  прав  и  унижении  его  достоинства,  давлении  и предвзятом обращении; неплановой проверке ЦДЮТ».

Свидетель Михно А.А. на судебном заседании 28 марта 2007 г. сказала: «За 16 лет работы в ЦДЮТ Хмеленок ни разу не предъявил мне никаких требований по поводу особых условий труда. Он много детей подготовил к поступлению в вузы. Как профессионалу ему равных нет. Во всех обвинениях против него имеется политическая подоплека. Когда Хмеленок состоял в свободном профсоюзе, Хихлуха угрожала мне как директору: «Вы будете отвечать за преследование членов свободного профсоюза, в частности Хмеленка. Вы не знаете, с кем Вы связались».

Свидетель Кравченко АВ., депутат районного совета от БЮТ, на судебном заседании 22 января 2007 г. сказал:
«Для меня Николай Павлович является авторитетом. Его „любительские разработки” печатались в университетском издательстве. Имея столько серьезных конкурентов, он единственный неоднократно проходил в районный совет депутатом от города. Сейчас он не может реализовать свои конституционные права на труд. Каждый день — это борьба за жизнь. Запроса Хмеленка о создании ему особых условий труда не было, иначе он бы был озвучен на сессии».
Свидетель Бабаев М.П., депутат районного совета, на судебном заседании 22 января 2007 г. подтвердил, что Хмеленок никогда не затрагивал вопрос о создании ему особых условий труда. Он также подтвердил, что на сессии шла речь о методах работы Хихлухи, об освобождении директоров школ и о преследовании Хмеленка после его критического выступления на сессии.
Еще раньше он подтвердил это в своем письменном заявлении в суд от 27 июля 2006 года:
«Я считаю, что преследование Хмеленка Н.П. носит политические мотивы. Об этом ярче всего говорит тот факт, что перед самыми выборами “Наша Украина” подала исковое заявление сначала на районную организацию Коммунистической партии Украины, а потом, проиграв иск, лично на Хмеленка Н.П. И только решение Аппеляционного суда восстановило справедливость. Таким образом “Наша Украина” хотела лишиться оппозиции в новом составе районного совета».

Если бы Жадченко А.Н. хотел помочь инвалиду, то зачем было пересматривать заключение МСЭК, когда имеется Закон Украины “Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине”. Статья 4 этого Закона говорит: “Деятельность государства по отношению к инвалидам выражается в создании правовых, экономических, политических, социально-бытовых и социально-психологических условий для удовлетворения их потребностей в восстановлении здоровья, материальном обеспечении, посильной трудовой и общественной деятельности”.
Зачем было за моей спиной обращаться к главному врачу: выяснить, «как быть в этой ситуации», можно было, вызвав меня в райгосадминистрацию или придя в ЦДЮТ или домой ко мне.

Жадченко А.Н. утверждает, что при приеме на работу работодатель обязан требовать от работников справку о состоянии здоровья. Во-первых, я работаю в ЦДЮТ с 1990 года и на работу меня принимала не Хихлуха С.И., и тем более не Жадченко А.Н. Во-вторых, это касается медицинских осмотров, какие обязательны для всех работников и не являются унизительными для меня. Каждый перед началом учебного года должен пройти обследование у следующих врачей-специалистов: у терапевта, дерматолога-венеролога, стоматолога, отоларинголога. Никакого отношения к МСЭК такие обследования не имеют.

Несмотря на то, что я не обращался за созданием мне особых условий как инвалиду и активно доказывал это, для того, чтобы в очередной раз насмеяться надо мной, 3 марта 2006 г. было организовано обследование санитарных условий моей работы (наличие на рабочем месте кровати, туалета).
                             

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

5 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:47

Admin


Admin
Admin
Жадченко А.Н. прекрасно знает, что группу инвалидности назначает областная МСЭК, а не главный врач райбольницы. И эта справка является самым важным документом для меня. Ни одна ЛКК не может пересмотреть заключение областного МСЭК, без моего согласия никто не может послать меня на МСЭК, поскольку на меня не было жалоб ни со стороны родителей, ни со стороны коллег. У Жадченко есть и с самого начала была на руках справка МСЭК. Такая справка есть в бухгалтерии районо, иначе как бы мне учитывались льготы при выплате заработной платы. За 30 лет моей работы только он вместе с Хихлухой С.И. и Никитенко Л.П. начали подвергать сомнению заключение врачей, требуя его пересмотра. В связи с этим возникает много вопросов. Входит ли в компетенцию главного врача уточнять трудовые рекомендации, признанные МСЭК? Если Жадченко видит коррупцию среди врачей, почему бы ему не подать на них в суд? К моему делу это не имеет никакого отношения. Есть справка МСЭК, а это — важнейший документ. Так же, как диплом, а не какая-то справка кого бы то ни было о моем образовании.

Жадченко А.Н. заявляет: Не «было  никакого  давления   или  требований.   Было   единственное  —   просьба   по поводу разъяснения особых условий труда; цель запроса в ЦРБ  определена содержанием и обстоятельствами дела выяснения дополнительных условий труда с целью предоставления таких условий и защиты права инвалида».
Документы же свидетельствуют о другом:



Все попытки выдать факты преследования меня за заботу обо мне как инвалида не убедительны. Жадченко А.Н. в своем “Возражении” от 24.05.2006 г. и запросе в прокуратуру и сам не скрывает, что “целью всех действий было единственное — наведение элементарного порядка и законности по поводу действий должностных лиц ЦРБ”, которые “ежегодно при прохождении медосмотров” “предоставляют ежегодную справку с заключением о работоспособности Хмеленка Н.П.”. В своем обращении к прокурору Городнянского района от 14 марта 2006 г. он просит “дать правовую оценку действиям работодателя, если ему было известно о полной потере трудоспособности или действиям Хмеленка Н.П., если данные сведения были скрыты от работодателя”. Как можно после всего этого говорить о заботе об инвалиде? Кто хочет помочь инвалиду, тот не направляет подобных запросов в прокуратуру.
Почему именно меня Жадченко А.М. сделал орудием в своем деле по наведению элементарного порядка и законности по поводу действий должностных лиц ЦРБ? Разве я единственный инвалид в районе?

При этом у Жадченка А.Н. еще и хватает совести лицемерно заявлять: «Мое обращение ни в каком контексте не касается вопросов педагогической деятельности или возможностей выполнения истцом профессиональных обязанностей. Человек не один год работает и выполняет свои профессиональные обязанности, поэтому по какому чуду я должен был касаться профессиональной деятельности, тем более в запросе в ЦРБ? ЦРБ не является тем профессиональным учреждением, которое может оценить профессиональную деятельность учителя».

Дальше Жадченко А.Н. заявляет: «Человек работал не первый год и ежегодно предоставлялись справки при прохождении медосмотра без всякого предписания, рекомендации или замечания». Какие предписания, рекомендации и замечания должны были давать мне врачи при прохождении ежегодных осмотров? Предписания, что я из-за близорукости должен приходить на занятия в очках? Моя жена тоже инвалид детства, ей что — врачи также должны делать предписания, чтобы она приходила на уроки с палочкой?

«По неизвестным причинам суд в запросе увидел вопрос, который в содержании запроса не существует: почему Хмеленок Н.П. до сих пор времени работает, почему ему оплачиваются больничные, чем практически исказил содержание справки». Как тогда понимать фразу из запроса Жадченка А.Н. главному врачу ЦРБ: «Вопреки этому Хмеленок работает в Центре детского и юношеского творчества и по совместительству в СШ №1, кроме того его оплачиваются больничные»? Нет закона, который бы запрещал инвалидам оплачивать больничные.


Говоря о несоответствии истинному содержанию трудовых рекомендаций двух справок, одну из которых либо потеряла предыдущая судья Лиманская М.В., либо часть ее специально изъяли из материалов (это сейчас невозможно досказать, ибо мой адвокат заявлял об исчезновении некоторых материалов, возможно, их просто случайно отдали другим ответчикам, так как в материалах суда некоторые материалы имеются в трех и больше экземплярах), Жадченко А.Н. не доказал, в чем заключается это несоответствие. В том, что в одной справке отмечено, что Хмеленок может работать по специальности, а в другой (последней, которая действительна на настоящее время) — «Нетрудоспособен в обычных производственных условиях. Может работать в спец. созданных условиях (учитель 0,5-0,75 ставки)»? Даже эту цитату Жадченко преднамеренно привёл в искажённом виде: «нетрудоспособен в обычных производственных условиях (учителем 0,5 - 0,75 ставки)».
Обвиняя меня в фабрикации копий справок, а суд в «игнорировании подлога», Жадченко А.Н. упоминает ст. 24 КЗоТ («когда работник обязан предоставить документ о состоянии здоровья»). При этом он скрывает истинное содержание этой статьи:
«При заключении трудового договора гражданин обязан подать паспорт или другой документ, удостоверяющий личность, трудовую книжку, а в случаях, предусмотренных законодательством, — также документ об образовании (специальность, квалификацию), о состоянии здоровья и других документах». Эта же статья разъясняет, когда заключение трудового договора в письменной форме является обязательным:

1) при организованном наборе работников;
2) при заключении трудового договора о работе в районах с особенными природными географическими и геологическими условиями и условиями повышенного риска для здоровья;
3) при заключении контракта;
4) в случаях, когда работник настаивает на заключении трудового договора в письменной форме;
5) при заключении трудового договора с несовершеннолетним;
6) при заключении трудового договора с физическим лицом;
7) в других случаях, предусмотренных законодательством Украины.

Во-первых, повышенного риска для здоровья педагогическая работа не имеет. Во-вторых, о состоянии здоровья педагогических работников свидетельствуют ежегодные медицинские осмотры, которые с МСЭК не имеют ничего общего, а справка об инвалидности в этой статье вообще не упоминается. В-третьих, согласно ст.17 Закона Украины «Об основах социальной защищенности инвалидов в Украине, «отказ в заключении трудового договора по мотивам инвалидности не допускается».
Кстати, о фабрикации копий справок Жадченко А.Н. начал говорить почему-то только на последнем этапе судебного процесса, уже при третьем судье. Справки МСЭК подавать в суд было не обязательно, но я сделал это, чтоб суд увидел, что мне никогда не запрещали работать по специальности, то есть учителем. Такие справки раньше мне выдавались почти ежегодно. Но из-за небрежного отношения к документам предыдущей судьи, когда документы не подшивались, осталась только часть каждой из двух справок, так как они подавались отдельно разрезанными частями. Жадченко А.Н. подает их апелляционному суду на одном листе, якобы бы как одну справку. Он даже пытался перенести судебное заседание первой инстанции, пока я не предоставлю суду оригиналы справок. Некоторое время он опять не вспоминал об этих справках, хотя я показывал их в суде, и только в последний день судебного процесса суд перешел к изучению их, о чем зафиксировано в суде. Игра с фабрикацией копий справок понадобилась Жадченку А.Н. для того, чтобы лишить меня моего конституционного права на труд. Не зря он постоянно подчеркивал: «Хмеленок Н.П. работает в Центре детского и юношеского творчества и по совместительству в СШ №1». Спустя некоторое время я был освобожден с должности учителя немецкого языка в Городнянской СШ №1, а вскоре и в Центре детского и юношеского творчества у меня уменьшили ставку, нарушив трудовое законодательство.
Почему на протяжении года Жадченко об этом молчал, хотя невооруженным глазом было видно, что это разные справки: одна была выдана межрайонной МСЭК г. Гомеля, а вторая — областной МСЭК г. Гомеля. Разность почерков этих справок слишком бросалась в глаза, чтоб только через год заметить это.
Кстати, раньше (см. «Возражение» Жадченка А.Н. в суд первой инстанции от 24.05.2006 г.) он говорил другие вещи:

То есть, в 2006 году он говорил о другой справке, которую я, как и другие учителя, получал при прохождении ежегодных медосмотров.
Как можно говорить об укрывательстве мной своей инвалидности, если удостоверение, что я являюсь инвалидом первой группы, в районном отделе образования было всегда:

Ни в одном документе о моей инвалидности не упоминается, что я имею «полную потерю трудоспособности». Именно Жадченко А.Н. направлял врачей дать абстрактный ответ, что именно предусматривает первая группа инвалидности. Это подтвердил допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Ромець В.В., работающий должности главного врача Городнянской ЦРБ: «В первом ответе от 10.01.2005 года было отмечено, что Хмеленку Н.П. установлена 1 группа инвалидности — бессрочная, которая предусматривает полную потерю трудоспособности и потребность в постороннем уходе. Однако это не означало, что эти объяснения касались конкретно Хмеленка Н.П., поскольку они имели в виду общие определения того, что предусматривает 1 группа инвалидности» (решение Городнянского районного суда от 16 мая 2007 года).

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

6 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 20:48

Admin


Admin
Admin
Не смотря на то, что решением суда первой инстанции признан запрос заместителя главы Городнянской районной государственной администрации Черниговской области Жадченко А.Н. № 02-16/117 от 20.02.2006 года в Городнянскую центральную районную больницу по поводу того, почему Хмеленок Н.П. до сих пор работает и почему ему оплачиваются больничные, а также факт обращения заместителя главы Городнянской районной государственной администрации Черниговской области Жадченко А.Н. к прокурору Городнянского района с требованием „дать правовому оценку действиям должностных лиц ЦРБ при предоставлении ежегодной справки по результатам прохождения медкомиссии; действиям работодателя, если ему было известно о полной потере работоспособности или действиям Хмеленка Н.П., если данные сведения были скрыты от работодателя“ как преследование инвалида;
не смотря на то, что во время дополнительной проверки прокуратурой Городнянского района было установлено, что:
«у Хмеленка Н.П., Хихлухи С.И. и Жадченка А.Н. возникли враждебные отношения из-за политических убеждений»;
а также  не смотря на то, что в решении Городнянского районного суда записано:
«Факт того, что Хмеленок М.П. не поднимал в ходе своего выступления на сессии районного совета вопроса по поводу предоставления ему, как инвалиду, особых условий труда, подтвердили допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей депутаты Городнянского районного совета Бабаев М.П. и Кравченко А.В.
Из исследованной в судебном заседании копии протокола 18 сессии Городнянской районного совета от в 23.12.2005 году также установлено, что Хмеленок Н.П. не ставил на сессии районного совета вопроса по поводу предоставления ему как инвалиду особых условий труда (л.д. 187-201)», —

Жадченко А.Н. требует упразднить решение Городнянского районного суда от 16 мая 2007 года.
Обвиняя Городнянский районный суд в «неполноте и неправильности установления обстоятельств», Жадченко А.М. заявляет: «При таких обстоятельствах отмечать, что все это в судебном заседании не нашло подтверждения не только не корректно, но и преступно».
Одним из первых социальных указов Президента Виктора Ющенко был Указ „О первоочередных мерах по созданию благоприятных условий жизнедеятельности лиц с ограниченными физическими возможностями”.
Согласно Закона "О местных государственных администрациях", основными задачами местных государственных администраций является:
·      обеспечения законности, защиты прав, свобод и законных интересов граждан;
·        приоритетность прав человека;
·        обеспечение трудоустройства инвалидов.


Права инвалидов провозглашены в международных документах и закреплены действующим законодательством Украины. Общепризнанные международные документы  — “Всемирная программа действий относительно инвалидов”, принятая Генеральной Ассамблеей ООН ее резолюцией 37/52 от 3 декабря 1982  г. и “Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов”, принятая ГА ООН на ее 48-ой сессии 20 декабря 1993  г., резолюция 48/96  – проблему инвалидности рассматривают не только с сугубо медицинской точки зрения (физические и умственные недостатки, процент потери работоспособности и т.д.), а намного шире: философская концепция инвалидности определяется как функция отношений инвалидов и общества, в котором они живут.

«Общая декларация прав человека» провозглашает:
·        Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Статья 1.
·        Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.
Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете. Статья 2.
·        Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию. Статья 5.
·        Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации. Статья 7.
·        Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. Статья 10.
·        Каждый человек имеет право на труд. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов. Статья 23.

Согласно «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» каждый человек имеет право:
·      на справедливое судебное разбирательство (статья 64);
·      на эффективное средство защиты в национальном органе, даже если такое нарушение совершенное лицами, которые действовали как официальные лица (статья 136).
Осуществление прав и свобод, изложенных в этой Конвенции, гарантируется без какой бы то ни было дискриминации по признакам пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественному состоянию, рождению или другим обстоятельствам (статья 141).

Нарушение неприкосновенности частной жизни подпадает под статью 182 Криминального кодекса Украины — незаконное собирание, хранение, использование или распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия. Информация не может быть использована для посягательства на права и свободы человека. Не подлежат разглашению сведения, касающиеся врачебной тайны.
Будучи юристом, Жадченко А.М. понимает, что нарушение законодательства Украины об информации влечёт за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность согласно законодательства Украины (статья 47 Закон Украины “Об информации” — использование и распространение информации о личной жизни гражданина без его согласия лицом, которое является владельцем соответствующей информации в результате выполнения своих служебных обязанностей). Дискриминация инвалидов запрещается и преследуется по закону. Поэтому его лепет о заботе о «человеке-инвалида, который ежедневно делал маленький подвиг, борясь за полноценную жизнь», — это попытка оправдаться за свои жестокие, антиморальные и антизаконные действия по отношению к инвалиду.


Беспредел
Как «помаранчевые» воюют с инвалидами

17 січня 2003 року «Нова просвіта» в статті «Як учитель дві гілки влади пригнув» писала:
«Ще недавно ті, хто боровся з владою, опинилися в тюрмах та «психушках». Тож і хилимось, як і хилились. Але не всі. Учитель із Городні Андрій Жадченко, будучи при ясному розумі і тверезій пам’яті щодо своїх законних прав, вирішив показати владі її місце. Законне.
Де беруться гроші на ці виплати — не клопіт ні вчителя, ні суду: це головний клопіт державної адміністрації та рад, численних чиновників, яких ми з вами, читачу, утримуємо своїми податками. Але хіба наша влада, а городнянська особ­ливо, звикла виконувати невигідні для себе рішення?! Бо, бачте, треба дбати про бюджет. А про людей, а про закон? Городнянська влада має величезний досвід затягуван­ня. На це лою в їх начальственних головах вистачає, а на напов­нення бюджету — ні. То хай би звільнили свої крісла та віддали їх тим, хто це зможе зробити».
“28 січня у низці шкіл Городнянського району, що на Чернігівщині, обласне управління народної освіти (облуно) розпачало перевірки. Вони, як засвідчують очевидці, у деяких навчальних закладах, де створені та діють вільні профспілки, мали характер розправ... Близько 11 год. ранку зібрали учительський колектив в актовому залі. На 45 хвилин перервали навчальний процес і впродовж цього часу на учительський колектив лився бруд. Жодного доброго слова про роботу вчителів не пролунало, як і не згадали про те, що постійною є затримка із виплатою зарплат учителям Городнянського району”.
Это фрагмент из интервью Хихлухи Светланы Ивановны, на то время (январь 2004 г.) “голови Городнянської місцевої вільної профспілки”, всеукраинской газете “Аспек”, в котором Светлана Ивановна Хихлуха регулярно помещала свои революционные интервью и фотографии. Я был первым в Центре детского и юношеского творчества, кто вступил в новый профсоюз, я принадлежал к числу первых 11 членов «Вільної профспілки» педагогов района, который возглавляла Хихлуха С.И. Раньше Светлана Ивановна, приглашая меня в свой профсоюз, считала меня авторитетным человеком.
Сегодня главные герои этого интервью поменялись ролями. Из защитника учительства Светлана Ивановна превратилась в его гонителя.
Куда делся революционный пыл Светланы Ивановны, когда она стала у власти? Сегодня уже нет громких акций, нет возможности позировать перед камерами, а затем на всю Украину красоваться с обложек своих газет и журналов. Ведь как же бороться против своей же власти?
Когда им было выгодно, когда дело касалось их личных интересов, то они изображали из себя защитников народа.
Они получили лично для себя всё или почти всё при предыдущей власти. Тогда они кричали: “Нас не интересует, где они будут брать деньги. Не умеют руководить — пусть уступят другим”.
Придя к власти, они начали очищать места «своим». «Чтобы показать свою силу, выбирайте самого слабого и добивайте его»… Инвалид третьей группы, мастер производственного обучения Городнянского УПК Родинченко Иван Петрович был уволен с должности приказом по отделу образования №6 от 6 января с 10 января 2006 г. по сокращению. Были нужны места для “оранжевых” друзей.
С 11 по 20 января он числился на бирже труда как безработный. В трудовой книге одним числом (10.01.2006 г.) произведено две записи под №№19 и 20. №19 — “звільнений з займаної посади згідно п.1 ст.41 КЗпП України за скороченням (наказ №6 по відділу освіти від 06.01.2006 р. Директор МНВК Чайка В.І.)”. №20 — “запис за №19 не дійсна (наказ №7 по відділу освіти від 20.01.2006 р.)”. Возникает вопрос, как можно 10 января записать приказ от 20 января, которое ещё не наступило?
После увольнения Родинченко Хихлуха С.И. собирала подписи “за скорочення майстра”. 16 января, уже тогда, когда Иван Петрович стоял на бирже, Хихлуха С.И. собрала коллектив для того, чтобы поставить подписи за сокращение мастера Родинченко, морально давила на коллектив.
Жадченко Андрей Николаевич также не стеснялся под моей фамилией ездить в Киев на семинар профсоюзных активистов. На его столике стояла табличка «Хмеленок». Ещё тогда американский миссионер давал азы нового подхода к профсоюзной борьбе: «Чтобы показать свою силу, выбирайте самого слабого и добивайте его». Лишь впоследствии я понял, что записанные моей женой слова Роберта Филдинга станут руководством к действию для Жадченко и Хихлухи в расправе над учителем-инвалидом после его выступления на сессии районного совета.
За критику их профсоюза и «Нашої України» на сессии районного совета я поплатился работой в школе. Мне так прямо и заявили: «Если б не поднимал перья, то тебя б никто и не трогал».
Ученики оказались смышлённые. Уроки американского миссионера не прошли даром: чтобы показать свою силу, выбрали инвалида первой группы (детский церебральный паралич) и стали добивать его.
В начале учебного года мне без всякой аттестации снизили разряд в Центре детского и юношеского творчества.
22 декабря 2005 г., накануне сессии районного совета, на которой должен был выноситься вопрос о недоверии начальнику районного отдела образования, в рабочее время Светлана Ивановна собрала коллектив ЦДЮТ на так называемое совещание при директоре, которое продолжалось почти три часа. На этом совещании при директоре начальник отдела образования, пользуясь служебным положением, позволяла себе публичные заявления, унижающие мою честь, достоинство и деловую репутацию, упрекая, что мне, как коммунисту, выгодно критиковать “помаранчевую” власть, потому что ни на что другое я не способен. Светлана Ивановна пыталась появлиять на меня как депутата районного совета. Тем самым она нарушила ст.36 Закона о статусе депутатов местных советов (публичное оскорбление депутата местного совета, обеспечение гарантий депутатской деятельности).
1 февраля 2006 г. меня вызвали на ВКК в районную поликлинику. Как пояснил главврач, “начальник районного вiддiлу освiти наполягала на переоглядi висновку медичного огляду ... з метою уточненення трудових рекомендацiй, визнаних МСЕК”. Так начальник районного отдела образования Хихлуха Светлана Ивановна отомстила мне за выступление на сессии районного совета. Новая власть впервые за 30 лет моей работы подвергла сомнению и заключение ВТЭК, и мою профессиональную пригодность. За эти годы я неоднократно награждался дипломами, грамотами и благодарностями районных и областных отделов образования Белоруссии и Украины. Мой опыт работы изучался институтом последипломной переподготовки учителей, в Пятигорском университете вышло два моих учебных пособия по немецкому языку, готовится к изданию учебник немецкого языка для начинающих.
В 2003 г. я занял второе место на областном конкурсе педагогического мастерства «Внешкольник года». Мои ученики Буренок Галина и Гавко Михаил стали студентами немецких университетов. Ученица 6 класса, которая в школе изучает английский язык, заняла 2-е место на олимпиаде по немецкому языку за 8-й класс. Наиболее активные ученики, принимающие также участие в Немецком культурном центре, за активное участие в жизни детских лагерей с изучением немецкого языка неоднократно награждались грамотами Ассоциации немцев Украины. В 2006 и 2007 годах мои ученики награждались грамотами Министерства школьного и высшего образования земли Северный Рейн-Вестфалия за победу в международном конкурсе «Встреча с Восточной Европой».
Обо мне писали газеты “Голос Украины”, “Сільські вісті”, “Деснянська правда”, “Гарт”, “Новини Городнянщини”, “Чернігівський вісник” и др. Народный депутат Украины В.А. Атрошенко в своём обращении к главе администрации Черниговской области от 10.07.2002 г. характеризует меня “как очень талантливого педагога с активной жизненной позицией”.
К травле меня присоединился и заместитель главы райгосадминистрации по гуманитарным вопросам Жадченко Андрей Николаевич. Нарушив Конституцию Украины (ст.32, запрещающую сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о состоянии здоровья без согласия лица и без решения суда), ст. 286 Гражданского кодекса Украины (право на тайну о состоянии здоровья), и ст.46 Закона Украины “Об информации” (злоупотребление правом на информацию), он от имени Городнянской райгосадминистрации обратился в поликлинику с запросом, по какой болезни я нахожусь на диспансерном учёте и имею группу инвалидности. Ввёв в заблуждение медицинских работников, якобы я обращался за созданием мне особых условий как инвалиду, он пытался принудить их к разглашению врачебной тайны. Удивляет то, что Андрей Николаевич, мой бывший коллега (преподавал физкультуру в школе №1), не раз бывавший у нас дома, не раз сидевший со мной за праздничным столом (он крестил нашего внука), не знал то, что знают все жители нашего городка: я — инвалид I группы (детский церебральный паралич).
В своём обращении к прокурору Городнянского района от 14 марта 2006 г. он просит “дать правовую оценку действиям должностных лиц ЦРБ при выдаче ежегодной справки по результатам прохождения медкомиссии; действиям работодателя, если ему было известно о полной потере трудоспособности или действиям Хмеленка Н.П., если данные сведения были скрыты от работодателя”.
Когда я начал требовать объяснений, на каком основании без моего ведома вмешиваются в мою личную жизнь, Андрей Николаевич невозмутимо ответил, что мне хотели “просто помочь” как инвалиду. Но у меня даже не спросили, нуждаюсь ли я в их помощи. В результате такой “помощи” я оказался в больнице, а у моей жены (тоже учительницы и тоже инвалида) случился гипертонический криз.
Все попытки выдать факты преследования меня за заботу обо мне как инвалиде не убедительны. Жадченко А.Н. и сам не скрывает, что “целью всех действий было единственное — наведение элементарного порядка и законности по отношению к действиям должностных лиц ЦРБ”, которые “каждый год при прохождении медосмотров” “дают ежегодную справку с заключением о трудоспособности Хмеленка Н.П.”. Как можно после всего этого говорить о заботе об инвалиде? Кто хочет помочь инвалиду, тот не направляет подобных запросов в прокуратуру.
Более циничного оправдания антизаконным действиям заместителя главы райгосадминистрации по гуманитарным вопросам, который до сих пор пытается отобрать у меня мое конституционное право на труд, придумать невозможно. Ведь именно он нарушает закон "О местных государственных администрациях" в котором в ст.23 сказано: „Местная государственная администрация обеспечивает трудоустройство инвалидов”.
Жадченко А.Н.  заявляет: «Инвалид никоим образом не должен настаивать или не настаивать на создании условий труда. Создать такие условия — святая обязанность работодателя и неопровержимое требование Закона». Ссылаясь на п.7 Положения о медико-социальной экспертизе («заключения медико-социальных экспертных комиссий об условиях и характере труда инвалидов  являются обязательными»), он замалчивает п.5 «Положения об индивидуальной программе реабилитации и адаптации инвалида», в котором сказано: «Индивидуальная программа реабилитации имеет рекомендательный характер. Инвалид может отказаться от того или другого вида, формы и объема реабилитационных мероприятий или от реализации программы в целом. При наличии согласия инвалида с индивидуальной программой реабилитации он обязывается активно способствовать ее реализации». То есть, против воли инвалида никто не имеет права что-то делать.
Почему так рьяно Жадченко А.Н. взялся собственноручно «создавать мне особые условия труда»? Я не являюсь работником райгосадминистрации, чтобы от имени райгосадминистрации обращаться с запросами относительно меня. Для этого имеется районный отдел образования. И, наконец, почему у меня до сих пор нет не только специальных, а  даже и обычных условий труда (нет кабинета, где я мог бы проводить занятия)? Почему же он не помог мне, когда меня уволили из школы, когда я обращался в районный отдел образования о трудоустройстве меня учителем немецкого языка (в справке же МСЭК №537187 четко сказано: учитель, а не руководитель кружков)? Ведь он сам признает: «Выводы медико-социальных экспертных комиссий об условиях и характере труда являются обязательными».
Свидетель Михно А.А. на судебном заседании 28 марта 2007 г. сказала: «За 16 лет работы в ЦДЮТ Хмеленок ни разу не предъявил мне никаких требований относительно особых условий труда. Он много детей подготовил к вступлению в вузы. Как профессионалу ему равных нет. Во всех обвинениях против него имеется политическая подоплека. Когда Хмеленок находился в свободном профсоюзе, Хихлуха угрожала мне как директору: «Вы будете отвечать за преследование членов свободного профсоюза, в частности Хмеленка. Вы не знаете, с кем Вы связались».
Свидетель Кравченко А.В., депутат районного совета от БЮТ, на судебном заседании 22 января 2007 г. сказал:
«Для меня Николай Павлович является авторитетом. Его „любительские разработки” печатались в университетском издательстве. Имея столько серьезных конкурентов, он единственный неоднократно проходил в районный совет депутатом от города. Сейчас он не может реализовать свои конституционные права на труд. Каждый день — это борьба за жизнь. Запроса Хмеленка о создании ему особых условий труда не было, иначе он был бы озвучен на сессии».
Свидетель Бабаєв М.П., депутат районного совета, на судебном заседании 22 января 2007 г. подтвердил, что Хмеленок никогда не затрагивал вопрос о создании ему особых условий труда. Он также подтвердил, что на сессии шла речь о методах работы Хихлухи, об увольнении директоров школ и о преследовании Хмеленка после его критического выступления на сессии.
Еще раньше он подтвердил это в своем письменном заявлении в суд от 27 июля 2006 года:
«Я считаю, что преследование Хмеленка Н.П. носит политические мотивы. Об этом ярче всего говорит тот факт, что перед самыми выборами “Наша Украина” подала исковое заявление сначала на районную организацию Коммунистической партии Украины, а потом, проиграв иск, лично на Хмеленка Н.П. И только решение Аппеляционного суда восстановило справедливость. Таким образом “Наша Украина” хотела избавиться от оппозиции в новом составе районного совета».
Жадченко А.Н. утверждает, что при приеме на работу работодатель обязан требовать от работников справку о состоянии здоровья. Во-первых, я работаю в ЦДЮТ с 1990 года и на работу меня принимала не Хихлуха С.И., и тем более не Жадченко А.Н. Во-вторых, это касается медицинских осмотров, которые обязательны для всех работников и не являются унизительными для меня. Каждый перед началом учебного года должен пройти обследование у следующих врачей-специалистов: у терапевта, дерматолога-венеролога, стоматолога, отоларинголога. Никакого отношения к МСЭК такие обследования не имеют.
Несмотря на то, что я не обращался за созданием мне особых условий как инвалиду и активно доказывал это, для того, чтобы в очередной раз насмеяться надо мной, 3 марта 2006 г. было организовано обследование санитарных условий моей работы (наличие на рабочем месте кровати, туалета).
Жадченко А.Н прекрасно знает, что группу инвалидности назначает областная МСЭК, а не главный врач райбольницы. И эта справка является самым важным документом для меня. Ни одна ВКК не может пересмотреть вывод областной МСЭК, без моего согласия никто не может послать меня на МСЭК, ибо на меня не было жалоб ни со стороны родителей, ни со стороны коллег.
Почему именно меня Жадченко А.Н. сделал орудием в своем деле по наведению элементарного порядка и законности относительно действий должностных лиц ЦРБ? Разве я единственный инвалид в районе?
Жадченко А.Н. цинично заявляет: «Человек работал не первый год и каждого года предоставлялись справки при прохождении медосмотра без всякого предписания, рекомендации или замечания». Какие предписания, рекомендации и замечания должны были давать мне врачи при прохождении ежегодных омотров? Предписания, что я из-за близорукости должен приходить на занятия в очках? Моя жена тоже инвалид детства, ей что — врачи также должны делать предписания, чтобы она приходила на уроки с палочкой?
Ни в одном документе относительно моей инвалидности не упоминается, что я имею «полную потерю трудоспособности». Именно Жадченко А.Н. направлял врачей дать абстрактный ответ, что именно предусматривает первая группа инвалидности. Это подтвердил допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Ромец В.В., который работает в должности главного врача Городнянской ЦРБ: «В первом ответе от 10.01.2005 года было отмечено, что Хмеленку Н.П. установлена 1 группа инвалидности — бессрочная, которая предусматривает полную потерю трудоспособности и потребность в постороннем уходе. Однако это не означало, что эти объяснения касались конкретно Хмеленка Н.П., поскольку они имели в виду общие определения того, что предусматривает 1 группа инвалидности» (решение Городнянского районного суда от 16 мая 2007 года).
Будучи юристом, Жадченко А.Н. понимает, что нарушение законодательства Украины об информации влечёт за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность согласно законодательства Украины (статья 47 Закона Украины “Об информации” — использование и распространение информации относительно личной жизни гражданина без его согласия лицом, которое является владельцем соответствующей информации в результате выполнения своих служебных обязанностей). Дискриминация инвалидов запрещается и преследуется по закону. Поэтому его лепет о заботе о «человеке-инвалида, который ежедневно делал маленький подвиг, борясь за полноценную жизнь», — это попытка оправдаться за свои жестокие, антиморальные и антизаконные действия по отношению к инвалиду.
Свою лепту в преследование инвалида вносит и директор ЦДЮТ Никитенко Лариса Петровна, соратник начальника районного отдела образования по Майдану. Так, до 24 февраля 2006 года я находился на стационарном лечении в терапевтическом отделении Городнянской ЦРБ. 27 февраля я пришёл в Центр детского и юношеского творчества, чтобы отдать больничный. Директор ни с того ни с сего перешла на “ты” и начала меня оскорблять, обзывая меня собакой, брехуном, сволочью и падлой. Грозилась, что её муж ещё разберётся со мной. Всё это слышал мой коллега Акулинич Валерий Павлович, член «Вільної профспілки», который стал поддерживать директора, дескать я “наволока”, как он выразился, и вообще не имею тут никаких прав. Потом директор выставила Акулинича за дверь (“Ты ничего не видел и не слышал”) и стала замахиваться на меня. Затем она грубо прогнала меня из кабинета (“Пошёл вон, собака!”). Когда я ответил, что она не имеет права вести себя так с подчинёнными, а я нахожусь на работе, она захлопнула дверь на автоматический замок в кабинете, и я с трудом смог выйти из кабинета.
РОВД на моё заявление ответило так: “Сообщаем, что Ваше заявление Городнянским РО УМВД рассмотрено. В возбуждении уголовного дела в отношении гр-ки Никитенко Л.П. отказано в связи с отсутствием в её действиях признаков состава преступления”.
Начальник Городнянского РО УМВД
Клюй П.Н.

Вскоре после выписки из больницы, 9 марта 2006 г., меня опять пригласили в поликлинику на ВКК: Жадченко А.Н. не удовлетворил ответ главного врача, он снова настаивал на том, чтоб меня признали нетрудоспособным. Он не мог успокоиться, усмотрев коррупцию в том, что инвалида приняли на работу. В своём обращении к главному врачу ЦРБ Ромцу В.В. от 20.02.06 г. № 02-16/117 Жадченко А.Н. просил срочно,  до 25.02.06, дать объяснения, почему, имея “1 группу инвалидности, которая предусматривает полную потерю трудоспособности … Хмеленок Н.П. работает в Центре детского и юношеского творчества и по совместительству в СШ №1, кроме того, ему оплачиваются больничные...”. Меня хотели принудительно, без решения суда, нарушая ст.92-94 Конституции Украины и основной принцип права — гуманизм — , “направить на облВКК (МСЭК)”, как написано в резолюции на обращение Жадченка А.Н., которого интересовала “степень потери трудоспособности”. Согласно Закону, доказательством несоответствия занимаемой должности или выполняемой работе является соответствующее заключение, достать которое и поставили себе за цель заместитель главы райгосадминистрации Жадченко А.Н. и начальник районного отдела образования Хихлуха С.И.
Балотируясь в депутаты районного совета, я ощутил преследования со стороны политического блока НСНУ (Народного Союза Наша Украина), который подал на меня иск в Городнянский районный суд с целью дискредитации меня как кандидата от КПУ. Заместитель главы Городнянской райгосадминистрации Жадченко А.Н. 20 марта 2006 года выступал в Городнянском районном суде представителем истца — руководителя избирательного штаба Городнянской организации политической партии “Наша Украина” Жадченко Людмилы Ивановны, своей матери. Своё участие в судебном процессе он оправдывал поручением от партии НСНУ. Этим ещё раз доказано, что заместитель главы райгосадминистрации Жадченко А.Н., предвзято относясь ко мне ещё до этого и будучи членом Городнянской филиала блока “Наша Украина” и кандидатом в депутаты районного совета от блока “Наша Украина”, как должностное лицо, злоупотреблял служебным положением и преследовал меня по политическим мотивам.
Глава Городнянской райгосадминистрации, который “отвечает перед президентом” за то, что происходит в районе, не слышит и не видит боли униженного должностными лицами простого человека, равнодушно наблюдая его “хождения по мукам”. Он покрывает “друзiв по Майдану”: начальника отдела образования, директора Дома школьников, которые открыли настоящую травлю меня — инвалида I группы, чернобыльца, депутата районного совета четырёх созывов, который устно и письменно обращался к главе райгосадминистрации за защитой. Также как и к начальнику РО УМВД Украины, который, имея перед своими глазами заявление на действия должностного лица, не увидел “в действиях ... признаков состава преступления”.
25 июля 2007 года апелляционный суд Черниговской области по апелляционной жалобе заместителя председателя Городнянской райгосадминистрации по гуманитарным и политико-правовым вопросам Жадченко Андрея Николаевича отменил законное решение суда первой инстанции по поводу преследования инвалида властью. Нарушив закон Украины «Об обращении граждан», опираясь на сфабрикованное Андреем Николаевичем якобы мое обращение в Городнянскую райгосадминистрацию о создании мне особых условий труда как инвалиду, апелляционный суд Черниговской области принял решение об удовлетворении апелляционной жалобы Жадченко А.Н. на решение Городнянского районного суда, который через два года, наконец, признал действия Жадченко А.Н. как преследование инвалида властью. Что интересно, ответчики предъявили суду даже два варианта этого обращения с разными требованиями. Никакого обращения в райгосадминистрацию я не делал. Было обращение только в прокуратуру по поводу преследования меня после моего выступления на сессии. Ссылаться на фальшивку, а точнее на электронное письмо без адресата и моей подписи, при вынесении судебного решения — это просто преступление. При этом суд делает странный вывод: «В свете ст.11 Закона Украины «О статусе депутатов местных советов» это письмо истца Хмеленок Н.П. является депутатским обращением».
Кощунственным являются такие выводы суда: «Сведения о том, что Хмеленок Н. П. является инвалидом, им оглашены самостоятельно, что подтверждается его депутатскими обращениями и его письмом на имя Президента Украины и Премьер-министра Украины. Это также подтверждается многочисленными публикациями в средствах массовой информации, где отражается положительный опыт истца, как педагога, который является инвалидом. О своем состоянии здоровья, в частности имеющемся диагнозе, Хмеленок Н. П. ставил в известность Народного депутата Украины, который в дальнейшем, используя эту информацию, обратился в интересах Хмеленка Н. П. к главе облгосадминистрации Черниговской обл.».
При этом суд не «замечает» главного: эти сведения мной оглашались самостоятельно и народные депутат использовал их в моих интересах, чего нельзя сказать о Жадченко А.Н. и Хихлухе С.И.
Я обращался в Городнянскую районную и Черниговскую областную прокуратуру, в Генеральную Прокуратуру Украины, но мне было отказано в удовлетворении моего заявления: “В возбуждении уголовного дела по жалобе Хмеленка Николая Павловича отказать в виду отсутсутствия состава преступления”.

Теперь, видимо, чувствуя конец своей карьере, обанкротившиеся борцы за «справедливость» готовят себе руководящие места в гимназии.
Сегодня Светлана Ивановна возит учителей пикетировать областную госадминистрацию, добиваясь, несмотря на протесты родителей и общественности, открытия гимназии в школе, где работают «помаранчевые» вожди и «любі друзі». В прошлом году за счёт всех остальных школ района они уже открыли там так называемую школу полного дня. Куда только не обращались возмущённые родители — не помогло.
— Мы так и не получили ответа на свои вопросы, а именно: чем обосновано принудительное задержание наших детей в школе до пяти вечера? — Рассказывает мама одной из учениц А.Ф. Личуха. Думаю, для тех родителей, кто хочет, чтобы их ребенок был в школе полный день, существуют группы продленного дня. У нас такой потребности нет: мы не работаем и хотим, чтобы наши дети получали после уроков дома полноценные питания и отдых. Мы довольны знаниями, которые дает нашим детям городская школа. Но мы категорически против полного дня. Как родители мы видим, что нашим детям полезно, а что — во вред. И защищать их интересы будем до конца.
Напрасно взывал к совести райгосадминистрацию Попечительный совет и Совет Городнянской школы № 2: «Общими силами (райгосадминистрации, отдела образования) было разрушено украшение нашего города — помещение бывшей гимназии — с единственной целью снижения имиджа школы и уменьшения учеников в данном учебном заведении. В то же время готовилось процветание Городнянской № 1, куда детей свозили со всего района и «загоняли» в школу полного дня. Неограниченные средства расходовались на создание спален, обустройство методических кабинетов, организовывалось питание школьников по 3 гривни, когда во второй городской школе вода заливала помещение, падали перекрытия и на питание детей соответствующей категории отделом образования выделена всего 1 гривна. Две городские школы — два противостояния, «принцы и попрошайки». Расходовать средства районного бюджета на создание учебного заведения нового типа, в то время когда посреди города стоит разломанная (как будто после бомбардировки) школа, является преступлением перед детьми, родителями, жителями города».
Добиваться своего «оранжевые» умеют. То поставят ультиматум тем, от кого зависит принятие решения, то скажут, что в кабинете начальника с дивана никуда не уйдут,  то погрозят расставить палатки.
Ещё в 2004 г. Светлана Ивановна предупреждала начальника отдела образования Дробышеву О.Н. о пикетировании районного отдела образования, в котором были такие слова: «Припинити переслідування Найдьон В.О. як члена Вільної профспілки. В разі незадоволення вимог залишаємо за собою право повторного пікетування з розбиттям наметового містечка».
Она же 14 июля 2004 г. обращалась с письмом-предупреждением к директору Городнянской школы №1 Федоренко М.П. по поводу преследования им членов Свободного профсоюза.

Было также представление Президиума Городнянского местного Свободного профсоюза образования за подписью Головы ГМ ВПО Хихлухи С.И. от 29.06.2004 г. №28 прокурору Городнянского района и в другие инстанции.

Есть ещё решение профкома Свободного профсоюза образования Городнянской школы №1 от 10 сентября 2004 г. о предоставлении согласия на освобождение директора Городнянской школы №1 с занимаемой должности.

Поэтому неудивительно, что, несмотря на то, что решения об открытии гимназии в Городнянской школе №1 никто не принимал, директор всем объявил, что гимназия будет открыта 1 ноября 2007 года. Если надо, то учебный год могут объявить и с 1 января.
Возникают вопросы: для чего тогда глава облгосадминистрации? Кто руководит областью? Почему глава облгосадминистрации позволяет так обращаться с собой?

Хмеленок Николай Павлович,
депутат Городнянского районного совета четырёх созывов

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

7 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 21:55

Admin


Admin
Admin
Аудиозаписи из судов

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

8 Re: Тот самый Жадченко в Чт 19 Май 2016 - 22:59

Admin


Admin
Admin


Жадченко Андрей Николаевич - первый слева (самый высокий)
Жадченко Андрій Миколайович - перший ліворуч.

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения