Для тех, кто любит Городню и её людей. Любое мнение достойно уважения

Районная газета
Поделиться
Посетители


Если вы сочтете возможным и целесообразным, добавьте его на свою страничку...

HTML код: <a href="http://gorodnya.forum2x2.ru /"><img a="" <="" src="http://gorodnya.forum2x2.ru/users/3111/50/38/92/album/gorodn12.gif" /></a><a href="http://gorodnya.forum2x2.ru /"></a> <br />
Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Календарь Календарь

Погода в Городне
Фильм о Городне
Официальный сайт горсовета
Официальный сайт горсовета
Карта и план Городни
Карта и план Городни
Счётчики посещений
Besucherzahler
счетчик посещений

Статистика по странам
Курс валют в Городне
Курс валют

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Новый форум Городни » Все новости Городни без цензуры » Таланты Городнянщины » Поэты Городнянщины » Любовь Булахова

Любовь Булахова

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

1 Любовь Булахова в Пн 23 Июн 2014 - 19:37

Admin


Admin
Admin
Любовь Булахова

Булахова Любовь Михайловна родилась 31 августа 1955 г. в с. Мощёнка Городнянского района Черниговской области. В 1971 г. окончила среднюю школу, в 1975 г. — Великозагоровский сельскохозяйственный техникум, а в 1983 г. — Украинскую ордена Трудового Красного Знамени сельскохозяйственную академию в г. Киеве. После работала по специальности в Седневе, Городне. Выйдя замуж, растила детей.
Участвовала в революционной деятельности своего мужа, Булахова Валентина, проходившего по делу “Заговор с целью свержения конституционного строя в Украине и восстановления СССР”.
Поэзией увлекалась со школьных лет. Стихи писала с юности. Но печататься начала поздно. Первая подборка стихов вышла в 2003 г. в районной газете “Новини Городнянщини”. Также печаталась в “Московском комсомольце” и в “Голосе Украины”.
Ныне проживает в с. Алёшинское Городнянского района.


***
Жизнь — она такая штучка,
Прямо ёжик, вся в колючках.
Вкось да криво. Всё не гладко.
Необъезженной лошадкой
По оврагам путь держит.
В лоб копытом норовит.
Скачет. Пылит. Раздражает.
Мало кто её поймает.
Обломай. Попробуй. Тпру!
Жизнь похожа на игру.
Дождик. Вьюга. “Се ля ви”.
Принимай всё и живи.

***
Лето. Ласточки. Лоза.
Баловница-стрекоза.
Луг покошенный. Стога.
Обмелели берега.

Стайки рыбок. Тишина.
Голубая вышина.
Запах сосен. Камыши.
Лето! Лето! Не спеши.

***
Жизнь в полоску, как ведётся.
Кто-то прав. Кто ошибётся.
Кто-то счастлив и богат.
Кто и корке был бы рад.
Этот мил. Тот — нелюбимый.
Этот — в яблочко. Тот — мимо.
То фортунит, то по лбу.
Кто на троне. Кто в гробу.
Есть сегодня. Завтра нет.
… Так устроен белый свет.

***
Желанный ливень льёт тогда,
Когда уже сгорели травы
И у прозноенной дубравы
Ручей умолк. Ушла вода.
Дожди, дожди, когда вы надо,
Пустыню выжигает зной.
Щедры тогда, когда не рады
Мы вашей мощи проливной.

***
Трещали тополя
И зуб на зуб не попадали звёзды.
Свернулась в три погибели луна,
А я на перекрёсточке,
Одна,
Попутную ждала.

***
В небе ласточки мелькают.
В тучке молнии мигают.
Пропылённый подорожник
Ждёт. Надеется на дождик.
Лето. Лето. Разомлело.
Рассиялось. Загорело.
Куролесит. Хороводит.
Под луною сумасбродит.
Лето. Лето! Как вино.
… Не моё уже оно.

***
Летние ночи и летние дни.
Сердце их помнит. И память хранит.
Села на нос стрекоза. Отдыхает.
Зноем и светом денёк полыхает.
С кочки лягушки ныряют солдатиком.
Дама от солнца прикрылась халатиком.
С белым песочком играет волна,
Негой, прохладой и светом полна.
Детки на отмели. Брызги и смех.
Лето одно. Но хватает на всех.

***
Всё день короче. Сумрак тих.
Сентябрь отпраздновали птицы.
И падает дождинкой стих
На белую печаль страницы.
… Так и не встретила я Вас.
Встревожен лес и тучи.
У осени жесток романс,
Печально-жгучий.

***
Всё мимолётно. И непрочно.
Как луч из туч. Как метеор.
И свет, и ласка — лишь отсрочка.
Уже подписан приговор.

У осени коварны ласки.
Сегодня греет. Завтра стынь.
А доброта её — лишь сказка.
А птичка — ворон. Цвет — полынь.

И я роняю листья тоже.
Не переспорить листопад.
Ненастный день. И день погожий.
… Редеет сад. Редеет сад.

***
Ты далёк от меня. Одинок. И не встречен.
И орбиты у нас, у двоих, вразнобой.
Но ты знай, что я есть. Хоть со мной только вечер.
В синей раме окна с неусыпной звездой.

Я болею тобой. Безнадежно и вечно.
Расплывается мир. Виновата слеза.
Это осень горит поминальною свечкой.
Это осень горит, и коптит небеса.

Небосвод всё не гаснет, закатом подсвечен.
И вино горьковато, как листья и дым.
За лесами-горами мой любимый не встречен.
И пути не ко мне... Я с другим, я с другим.

***
Мир остался не у дел.
Кисло-горек. Чёрно-бел.
А быть может, это я.
Всем чужая. Не своя.
Вроде небо. Вроде лето.
Но никто не шлёт привета.
Паруса упали. Штиль.
Сказок нету. Только быль.
И сижу, гляжу в окно.
Худо. Ладно. Всё равно.

***
Свеча витая. Восковая.
Твоё призванье — ждать огня.
Зажгу. Гори, во тьме мигая.
… А кто ж, а кто ж зажжёт меня?

С тобой, свеча, грустить удобней.
С умом ли я? Иль без ума?
Ты так горька. И старомодна,
Как я сама. Как я сама.

Дели со мной протяжность ночи.
Утешь сияньем золотым.
Сгораешь. Тихо слёзы точа,
Светя другим. Светя другим.

***
Дозрели яблоки,
Не держат веточки.
Поднялись. Выросли.
Уходят деточки.

Пути-дороги им.
Вокзалы. Пристани.
А мы вослед глядим
Светло и пристально.

Глядим, глядим вослед.
Не потерять бы вас.
Храни судьба от бед,
Пошли вам добрый час.

***
Если бы, да если
Без печали песни.
Всё бы грело солнце
В ясное оконце.
А друзья не сволочи,
А вино без горечи.
А краса без зависти.
Сердце без ненависти.
А любовь без корысти.
А судьба без горести.
Если бы, да если
В жизни только песни.

***
Как ни гадай, всё не по масти.
Ах, лучше был бы ты ничей!
Как нелегко желать мне счастья
Тебе и ей. Тебе и ей.

В печали-грусти сердце тонет.
Не стану плакать. Промолчу.
Я упаду с твоих ладоней.
И кажется, что не взлечу.

Не отдышавшись. Распрямившись.
Я всё же к небу потянусь.
Всё потеряв... И помолившись,
С последних сил не оглянусь.

***
Легко. Светло. После болезни.
В окошко солнце сквозь листву.
Бродяга-кот полуоблезлый
С разбега прыгает в траву.

Легко. Светло. Сияют стёкла.
Ничто не гнёт. Не тяготит.
И зайчик солнечный и тёплый
На простынях со мной лежит.

Стакан с ромашками. Малина.
И книга рядом у руки.
И впереди ещё так длинно...
И нет причины для тоски.

***
Женщина — солнышко. Женщина — тьма.
С ней без головушки. С ней без ума.
Песня раздольная. Слушай. Молчи.
Яркая звёздочка в страстной ночи.
Женщина — молния. Женщина — мрак.
Кровь разыграется — огненный мак.
Громко и шёпотом. Всё об одном.
В стройном стакане искрится вином.
Милая. Добрая. Только твоя.
Гордая. Злобная. В кольцах змея.
Женщина — ягодка. Женщина — яд.
Гневом распенится — жизни не рад.
Кактус колючий. Пески Каракум.
Камень сомнений и горестных дум.
Женщина — ракушка. Жемчуг на дне.
Розовый лотос на синей волне.
Зимушкой печка, а летом тенёк.
В хаосе жизни пригожий денёк.
Женщина — ёлочка. Праздник. Полёт.
В сердце иголочка. В пламени лёд.
Гибкая. Звонкая. Стан — тополёк.
Белая лилия. Синь василёк.
Россыпи звёзд. Королева Луна.
Множество женщин. Родная одна.
Грех. Покаяние. Церковь. Кабак.
Вечная пара — царевна, дурак.
Женщина — выдумка. Сказка. Мечта.
Жизнь догорает, а ты всё не та...
Женщина — волюшка. Женщина — плен.
Рая восторги. И горечь измен.
Мир позабудешь, кляня и любя.
Горе с тобою. Беда без тебя.

***
Малиново-густые звуки.
Минуты томят. Не спешат.
И Ваши руки, Ваши руки
На подлокотнике дрожат.

Зашторенность высоких окон.
И отрешённость скрипача.
И мой, слегка кудрявый, локон
Коснулся Вашего плеча.

И негой старого романса
Объяло душу забытьё.
И кажется в высоком трансе:
Всё остальное — не моё.

И нету сил поднять ресницы
На тени Вашего лица...
Мне иногда всё это снится,
Как и тогда, не до конца...

Скрипач. Скрипач. Уж ты, наверно,
Игрой тревожишь небеса.
… А мне здесь холодно и скверно.
И нету веры в чудеса.

***
Театральные кулисы.
Мир загадок и страстей.
Златокудрые актрисы.
Игры света и теней.

Режиссёр. Актёр. И зритель.
Всё знакомо и старо.
Театральная обитель.
Маска. Рукопись. Перо.

За страницею страницы.
Смех. Интриги. Шантажи.
Бесконечной вереницей
Феи. Золушки. Пажи.

Сценки. Шутки. Водевили.
Ни о чём. И обо всём.
И смеёмся, как впервые,
Мы над голым королём.

Руки тонкие летают.
Горячат объятья кровь.
Здесь живут и умирают,
Воскресая вновь и вновь.

Здесь вскрываются нарывы
Лицемерия и лжи.
И высокие порывы
Обновляют кровь души.

Отчего-то. Почему-то?
Надо всё уметь и знать.
Королев и проституток
Осудить и оправдать.

Было так или иначе?
Вечны тема и сюжет.
В зале шутят. В зале плачут.
Но... Уже зажёгся свет.

Фонари. Подъезд. Квартира.
Нерешённый круг проблем.
Неприкаянная лира
Драм. Комедий. И поэм.

Восторгайся. Огорчайся.
Грехопадничай. Молись.
Вспоминай и удивляйся.
Это — сцена. Это — жизнь!

***
Свадьба. Музыка. Подружки.
Холодок восторга. Страх.
И последний локон дружка
Поправляет впопыхах.

Роз плетёное лукошко.
Загорелый каравай.
И ковровая дорожка
Прямиком в заветный рай.

Подмигнув, отмендельсонят
Музыканты-алкаши.
Муж хмельной за руку тронет.
… Храбрый пальчик, не дрожи.

Отсалютят канонады.
Миражи порастают...
Не горюй, Шахерезада,
Ведь с тобою твой верблюд.

Прикажи ему. Он ляжет,
Хоть плюётся и ревёт.
Ты семейную поклажу
Погрузи. Он повезёт.

Первопуть — роскошным садом.
Дальше в лес — уже назад.
Эй, не трусь, Шахерезада.
Ты пройдёшь свой рай и ад.

Ничего. Так и бывает.
Не отчаивайсь, душа.
То темнеет, то светает.
Всё равно жизнь хороша.

***
Струна апрельского дождя!
Сыграй романс отчаянно.
… На узкой улице тебя
Встречаю я нечаянно.

В глазах темно. Не вижу дня.
В груди не сердце — птица.
И молния разит меня
Из-под твоей ресницы.

Накрыло небо нас двоих.
Вовсю капелят крыши.
В потоке капель голубых
Не говорим. Не дышим.

И не унять мне в сердце дрожь.
Не вырваться из плена.
То был не дождь. То был не дождь,
То был ноктюрн Шопена.

***
Ты звони. Мой номер помнишь?
… И за окнами вокзал
Улыбнулся на перроне
И перчаткой помахал.

Телефон молчит, как помер.
Навевает грусть.
Ты, видать, забыл мой номер.
Ну и пусть!

***
Сияешь. Светишься. Горишь.
Искрится глаз. Вихрится чёлка.
И день не ешь. И ночь не спишь.
Сегодня ты, как на иголках.

Училки. Школа. Всё вчера.
Уроки. Шутки. Разговоры...
Гуляют летние ветра
По опустевшим коридорам.

И ветер локон завитой
Растормошит по щёчке юной,
И солнца лучик золотой
В бокале зарезвится вьюном.

Как непослушное дитя,
Шампанское поёт и пенит.
И вечер падает, кладя
Акаций кружевные тени.

Все струны оборвал сверчок.
И кровь шумит, как Ниагара.
Стрелою в сердце каблучок,
И ножка, с золотом загара.

Дурманят голову жасмины.
И вальс. И первой страсти пытка.
И серебристой паутины
Луна протягивает нитку.

Светлеет росной ночи тень.
И птицы шумно утро будят.
Заря высвечивает день.
Пусть только радостным он будет!

И коротка, и длинна жизнь.
Напоит и вином и ядом.
И плачь. И смейся. И держись!
… И выпускного помни радость.

***
Росчерком чётким тонким
Небо прорезал стриж,
И отряхнулась мокрым утёнком
Послегрозовая тишь.

***
Раздаёт зима подарки.
Воздух инеем пропах.
Снегири в жилетах ярких
Суетятся на кустах.

На ветру дрожат берёзки.
Гуще тени. Вечер скоро.
И висит над перекрёстком
Солнце красным светофором.

***
Парк молчалив и холоден.
И сдержан.
Всё помню я,
Но прихожу всё реже.
Пуста скамья,
Где мёрзли мы упрямо,
В весну поверив сгоряча.
Где ты
Рукой скамейку обнимал,
На миг
От моего плеча.

***
Не плачьте, расставаясь.
Не торопите речи,
Сквозь слёзы улыбаясь,
Обняв родных за плечи.

Не умирайте с горя.
И не ломайте руки.
Живя, благословляйте
И встречи, и разлуки.

Старайтесь быть счастливым,
Пока нам солнце светит
На многотерпеливой
Голубушке-планете.

Пока трезвонят птицы.
Пока жива душа...
И жизнь свои страницы
Листает не спеша.

***
В стакане чай застыл давно.
Тоска. И зябнут ноги.
И ветер ломится в окно
Разбойником с большой дороги.

***
Летом небо повыше и звёзды поярче.
Метеорами яблок падал август в траву.
Я забыла напрочь все свои неудачи,
В этом небе и солнце я как птица живу.

И так мало мне надо от огромного мира.
Только вспышка восхода и бархат ночей.
Мне, как птичке, лишь крошку с богатого пира
Да росинку для горлышка, пить позвончей.

***
Ни автобуса,
Ни машины.
Только я дрожу от холода
Да рябины.
Только дождик меня с туч
Поливает.
Только ветер под плащём
Обнимает.

***
Шмель мохнатый показал
Золотую спинку.
Ты меня не целовал,
Ты кусал травинку.
Не всегда у пчёлки мёд.
Иногда и жало.
… Луговинка зарастёт,
Где тебя встречала.
Лето близится к концу...
Падает малинка,
Ходят тени по лицу,
Виснет паутинка.
Парашютят с тополей
Смуглые листочки...
Чернобровых матерей
Подрастают дочки.

***
Мир — театр, а мы — актёры.
Несомненно, прав Шекспир.
Неподкупны ревизоры
И, пожалуй, кончен пир.
Декорации угрюмы.
Свет погашен. Темнота.
Сняты маски и костюмы.
Чёрно-белые цвета.
Безнадежными ночами
Догорает сердца жар.
От трагедии до драмы
Ноября репертуар.
Время ранит поговоркой —
Видит глаз, да зуб неймёт.
И вино в стакане горько
Поневоле кривит рот.
Кончен бал. Погасли свечи.
Сумрак. Занавес упал.
Одиноко. Зябнут плечи.
Сквозняки терзают зал.
Ухожу. Грустить не стану.
Так устроен этот мир.
От мечты и до обмана.
Кто банкрот, а кто банкир.
И не сетуй понапрасну.
Век идёт, и мы за ним.
То, что было, — всё прекрасно,
А что будет — поглядим.

***
Сиреневая ночь и смуглое колено.
Взволнованно молчит садовая скамья.
Не знать мне никогда томительнее плена.
Объявлен приговор. Здесь погибаю я.
Сбивает с ритма пульс нетронутые плечи,
Ныряет в облака смущённая луна.
Как жгуче коротки нечаянные встречи,
Как пенна и легка зелёная волна!
Ах, месяц-сумасброд. Плющем и хмелем вился.
И лето как вино. То было не со мной.
Сиреневый мой сон, недолго ты мне снился.
Лишь галечка блестит под пеной кружевной.

***
Опять опаздывает поезд.
Над рельсами взошла луна.
Плывёт, ничем не беспокоясь,
Осенней ночи тишина.
И пассажиры терпеливо,
Подняв воротники плащей,
От делать нечего, лениво
О жизни думают своей.

***
Хризантемы-блондиночки
Под окошком грустят.
Раздождило тропиночки,
Разодёжило сад.
Да берёзки ночами
Среди звёздных костров
Пожимают плечами
От осенних ветров.


ЖАННА ВАННА — НОВЫЙ ВРАЧ
Жил да бы один посёлок
Посреди берёз да ёлок.
Тишина да скукота,
Повседневья суета.
Ничего такого вроде
Не подмечено в народе.
Кто помёр, а кто родился,
Кто развёлся, кто женился,
Кто жену вчера побил,
Кто уху пересолил.
Кто домой с последних сил
С кабака не дорулил.
Где споткнулся, там упал,
Где упал, уж там и спал.
Чем держится белый свет...
Новостей особых нет.
Но однажды у забора
Растрещались бабы хором,
Вести катятся, как мяч:
— К нам приехал новый врач.
А точней, врачиха это,
Обаяшка, спасу нету.
Черноглаза, смуглолица.
Раз увидишь — сто приснится.
А длина шелковых ножек —
От серёжек до сапожек.
В тот же день пришло в волненье
Всё мужское населенье.
Победили свою лень,
Стали бриться каждый день.
Перестали пить и спать.
Ну а всё же. Вдруг? Как знать...
Весь запас одеколона
У киоскера Мирона
Разобрали за полдня.
Канитель! Держи меня.
И сидят. Благоухают.
День до вечера вздыхают.
В поликлинику с рассвета
Клиентуры для Жаннеты
Поднапёрло. Успевай.
Разбирайся. Принимай.
За одно лишь воскресенье
Захирело населенье.
То печёночные боли,
То отложенные соли,
То трёхдневная мигрень:
Кушать — да, работать — лень.
У того — диагноз странен:
Злой депрессиею ранен.
Того мучает бронхит,
Тот бессонницей убит.
Жанна Ванна — новый врач.
Все бегут лечиться вскачь.
Только вот одна примета:
Странно выглядит всё это.
Женщин хвори не берут,
Мужики в расход идут.
Даже дед Овсей, печник,
Всеми признанный шутник,
Поселковый долгожитель,
Баб и водочки любитель,
Что-то за ночь расхворался,
На приём с утра собрался.
Но жена его, Федора,
Просекла всё очень скоро
И диагноз разузнала,
И леченье прописала:
По хребту массаж качалкой
(Для любимого не жалко).
… Через месяц по получке
Жанне Ванне — нахлобучка.
На планёрке отчитали:
Показатели упали.
В кабинет главврач зазвал,
Полтора часа склонял.
И сказал ей на прощанье:
— На вчерашнем заседанье
Подвели мы тут итог,
Худо дело, видит Бог.
Через Вас, я не шучу,
Наша премия — тю-тю.
И меня на разговор
Вызывают на ковёр.
Что прикажете сказать,
Как начальству отвечать?
Показатели в упор —
По посёлку ходит мор.
То ль холера. То ль чума.
Не приложишь тут ума.
Жанна было де замялась,
Но потом во всём призналась,
Что, мол, ходят мужики
Не с болезни, а с тоски.
Надоели свои бабы,
Посмотреть идут хотя бы
На красавицу-врачиху,
А она, было бы тихо,
Осмотрев, рецепты пишет.
Остальное не колышет.
Потому такое вот.
Смех и грех. Подвёл народ.
Зубоскальство зубоскальством,
Да задумалось начальство,
То ли Жанну увольнять,
То ли меры принимать.
Наше дело, так сказать,
Свой народ оздоровлять.
А Жаннета, как комета,
Всё сияет, спасу нету.
Прут клиенты-пациенты.
… Вот такие, блин, моменты.
Думал, думал старый врач:
— Ладно, милая, не плачь,
Надо средство подыскать,
Клиентуру распугать.
Вот подумай, чем и как,
А то дело, брат, табак.
… Призадумалась Жаннета.
Где ещё искать совета?
А вообще-то, впрочем, можно,
Всё не так уже и сложно.
С успокоенной душой
Спать отправилась домой.
А наутро, не теряясь
Да втихую улыбаясь,
Поджидает пациента,
Подходящего клиента.
… Вот и первый посетитель
В снежнобелую обитель.
Посмотрела, кто припёр:
Сокол Ваня-комбайнёр
Объявился на приём.
Усы. Кудри. Всё при нём.
Балагур. На целый свет
Первый парень. И брюнет.
На больного не похож.
Но раз первый... Значит... Что ж...
С настоящего момента
Ваня — гвоздь эксперимента.
На Ванюхин на вопрос
Дан диагноз — сколиоз.
У брюнета скис портрет:
— Что Вы, Жанна Ванна, нет.
Просто что-то сердце ноет.
Пузырёк бы мне настоя
Валерьяны на спирту
Пропишите. И пойду.
Только Жанна не пускает,
Популярно объясняет:
— Если срочно не лечиться,
Может всякое случиться.
Гарантировать могу:
Без лечения в дугу
Изогнёшься, хошь не хошь,
Вот тогда и запоёшь.
Да, голубчик, будет поздно.
Я не вру. Вполне серьёзно.
Не хочу я Вас пугать,
Но придётся полежать.
Тут уж, правда, как ведётся,
Оперировать придётся.
… С ходу пишет направленье,
Медсестре распоряженье:
Выдать Ване шмотки, тапки...
Бедный парень всё в охапку
Сгрёб. Стоит, как сирота.
Ай да влип. Вот это да!
Загребли в один момент.
Одним словом, хэппи энд.
Разобрало Ваню зло:
Надо ж так не повезло.
Трое суток провалялся,
С персоналом разругался.
Похудел на пять кило.
Ну да всё куда б ни шло...
Не болела бы душа,
Да боится он ножа.
Да и кто б спокойно спал?
Надо ж, дурень, не удрал.
На четвёртый день с утра
Объявили, что пора.
Ваня встал. Слегка умылся.
Втихаря перекрестился.
Стал прожекты сочинять,
Как отсюда бы слинять.
… Но гремит уж по палате,
И к Ванюшиной кровати
Санитары два с разбегу
Жмут больничную телегу.
Хлопца с ходу повалили
На каталку. Покатили.
Перекрыло Ване грудь.
А ни крикнуть, ни дохнуть.
Не отвесть уже беду...
— Не тащите, сам пойду.
Те дуэтом отвечают:
— Не положено.
Катают.
С ветерком Ванюху прут.
Шутят шуточки да ржут.
Притащили. Развернули.
Ваню в простынь завернули.
Положили, как во гроб,
Приоткрыли только лоб.
Ну да всё ж душа живая.
Простыню приоткрывая,
Млеет он, на всё глазея:
— Что со мною? Братцы, где я?
… А на стенах той палаты
Престрашенные плакаты.
Разрисован там “Иван”,
Весь разделан, как кабан.
Сюда кишки. Туда печень.
Основательно пролечен.
Видно сразу — не жилец.
Раз попался — знать, амбец.
Одним словом, “живопись”.
Хоть ругайся, хоть молись.
Раздушевная картина.
Обдаёт морозом спину.
Не поспоришь. За мгновенье
Поднимает настроенье.
Ваня жив едва лежит
Да под простыней дрожит.
Вот гадай да ворожи,
Чем закончится, скажи.
Чёрны очи. Зырь да зырь.
Подвели под монастырь.
Не просись. И плачь не плачь.
Жанна Ванна — строгий врач.
Доконала пациента
Вся торжественность момента.
Помутился белый свет.
И чего тут только нет.
Здесь и вата и бинты.
И перчатки. И жгуты.
И микстуры. И таблетки.
И шприцы. И скальпеля.
И вся прочая ля-ля.
И Жаннеточка в халате
Словно в пыточной палате.
Наготовили всего
На него на одного.
Сердце в пятках застучало,
Дыбом волосы подняло,
Спазмой челюсти свело,
Словно ветром подняло.
Подхватил трусы и майку
Да с проклятой раскладайки
По палате, коридором,
По ступенькам метеором...
Уж такое дело страх.
Отдышался лишь в кустах.
Подтянул на пуп трусы.
Пощипал свои усы
И залёг в овраг, скучая,
Тёмной ночки поджидая,
Чтоб добраться по прямой
Перебежками домой.
Не попрёшь же среди дня:
Вот он я, держи меня.
Так сказать, парад не тот.
Обхохочется народ.
… Всё оставил наш Иван.
Брюки. Галстук. И жупан.
Жанне Ванне. Ай-яй-яй!
Вспоминай. Не забывай.
Распростились. Чёрны очи
Не тревожат больше ночи.
… Про историю про эту
Всему свету по секрету
Раззвонили. Да приврали.
Словом, не было печали...
С тех причин или иных
Поуменьшилось больных.
И теперь скучает Жанна
В кабинете. Как ни странно.
У дверей никто не стонет.
Все здоровые, как кони.
У окошка, знай, зевай,
Хоть больницу закрывай...
Да устала уж рука.
Ладно. Всё. Привет. Пока.
Лето 2005

***
Тани Ларины, похоже,
Не в почёте, говоришь.
Это так. Но всё же, всё же
Мой портрет ещё хранишь.

И печально. И отрадно.
И отложишь. И вздохнёшь.
Было? Было! Ну и ладно.
… А что было, не вернёшь.

***
Растоптанный цветок благоухает крепче.
И запах словно крик. Он всё уже сказал.
… Над городом тихонько падал вечер.
Кому-то — взлёты. А кому — финал.

Мы все живём законами природы.
И человек. И дерево. И зверь.
Века уходят. Страны. И народы.
И мы уйдём в космическую дверь.

Туда. Туда, откуда нет возврата.
Туда, где холод и бездушье звёзд...
Кому награда. А кому расплата.
И жить и падать надо в полный рост.

МОИМ УЧИТЕЛЯМ
Григорьевна. Ивановна.
Никандровна. Степановна.
… Вам в окошке света
На многие лета.

Крестики да нолики.
Мячик по окну...
Уж давно не школьники.
Всё же загляну.

Школьная обитель.
От сиреней тень.
Ученик. Учитель.
И мечты. И лень.

Скука математики.
Иностранных слов.
Главная тематика —
Школьная любовь.

Титул старшеклассника.
Близость перемен.
Взоры одноклассника,
Как татарский плен.

Что-то там Ивановна
Пишет на доске...
С деланным вниманием
Пялишься в тоске.

Золотое времечко!
Было. Да прошло.
… Всё же ваше семячко
В сердце проросло.

Педагогши милые,
Нас у вас не счесть...
Хорошо, что были вы.
Хорошо, что есть.

ТО ЛИ ЕЩЁ БУДЕТ!
Русые косички с белыми бантами.
Ножки, словно спички. Юбочки зонтами.
Мальчики-задиры с дерзкими глазами.
Драки. Командиры с битыми носами.

На закате солнце. Почему так красно?
Почему ты, время, людям не подвластно?
И когда успелось? И когда случилось?
Отцвелось. Отпелось. С горки покатилось.

И никто ответа в жизни дать не может.
Отпылало лето. Холодком тревожит.
Гребешком по темю. Лысины да плеши.
Убежало время за водою вешней.

Опустело стремя. Серебром височек.
Просочилось время, как волна в песочек.
В жизни что добыли, времечко рассудит.
Видели, что было? То ли ещё будет!


ВЧИТЕЛЬКА НАДІЯ
Дем’янцевій Надії Володимирівні

Осінь тихо мріє.
Листячко до ніг...
Вчителько Надіє,
Думай за усіх.
На тебе зоріє
Тридцять пар очей.
Вчителько Надіє,
Підставляй плече.
На терплячій дошці
Пише “а” і “б”.
Перехлюпав дощик
Небо голубе.
Мабуть, їй не хочеться
Бігать по траві...
Про знання клопочеться
В нашій голові.
Все, чому навчила
За шкільну пору.
Два по два — чотири,
Жарту і добру.
Цінувати дружбу
І прекрасну мить,
Співчувати в горі,
Як комусь болить.
Весело у класі,
Що не говоріть...
Третій “Б” з уроку
Кулею летить.
Той дівча за хвостик
Потай смиконе,
Хтось клятущий гудзик
Все не застебне.
А в того із носа
На саме плече
Від чийогось бокса
Юшка вже тече.
Треба все побачить,
Все не проминуть...
Тут тобі і вдячність,
Тут тобі і суть.
І твоє сумління,
І твоя любов,
І твоє терпіння...
Все це знов і знов.
Серце не збідніє,
Пам’ять не засне.
Вчителько Надіє,
Вчила ти мене.
Все в житті трапляється:
Прикрощі й жалі.
Ще не раз згадаються
Перші вчителі.
І, уже втрачаючи,
Ми цінуєм знов
Вашу всепрощаючу
Батьківську любов.
Стежка не кінчається
До шкільних воріт...
Хай вам все збувається
На багато літ!

***
Искусительница-скрипка
Завелась. Изводит зал.
Полутьма. И голос гибкий
Опоил. Околдовал.

Изнывая. Умирая,
Извивается струна.
Совращая. Обещая.
Всё до дна. И всё сполна.

Полусон подруги-ночки.
Слёз и песен дивный хмель.
И футляра-одиночки
Бархатистая постель.

Над тобою замирает
Твой любовник и палач.
Приближает. Прижимает
Пальцы длинные скрипач.

Обнимает. Припадая
К твоему плечу щекой.
Время ада. Время рая,
Всё окончится с тобой.

Расходившаяся скрипка,
Падшим ангелом поёшь.
Ты, Всевышнего ошибка,
Обезумев, душу рвёшь.

Неземные эти звуки
Переполнят. Перельют...
И волна высокой муки,
И неистовых минут.

Наслаждайся. Обрыдайся.
Распожарилось в груди.
Согреши. И вновь раскайся.
И, истерзанный, уйди.

***
За окном туман и вечер.
Время — врач. И время лечит.
Поболит да перестанет.
Как обычно. В Лету канет.
Так... Останется там что-то...
Телеграмма. Письма. Фото.
Глаз твоих былая нежность.
Той зимы разгул и снежность.
Русый локон развитой.
С ёлки шарик золотой.
Тех ночей и дней осколки.
Сослуживцев кривотолки.
Всё болит ещё в груди.
… Знаешь, Время, погоди!

***
Снег с дождём. Пустые дачи.
Передзимье. Вороньё.
Вечер. Холод. Неудачи.
Скоро тридцать. Ё-моё...

Есть один — ума палата.
Положительный, аж-аж.
Даже, вроде бы, богатый,
Даже, вроде, не алкаш.

Вечереет. Да светает.
Всё одна который год.
Только сердце точно знает.
Ну, не тот. Не тот. Не тот!

Выпей, Золушка, за принца
Красно-кислого вина...
Полистай ещё страницы.
Поздно. Полночь. Время сна.

Свет луны едва струится
Сквозь туман шелковых штор...
Не встречается, а снится,
Снится, сволочь, до сих пор!

***
Ветерок — кошачьи лапки,
Заигрался у щеки.
Из-под донника охапки
Перевязь твоей руки.

Пахнет хвоей у обрыва.
Подорожник разомлел.
В руку падает малина.
Шмель на ушко прогудел.

Всюду солнце. Греет. Ярит.
Чебрецов и зноя плен.
… Это лето душу дарит,
Ничего не ждя взамен.

***
Скрипкой надеялась...
Вышло — шарманкой.
Так и провеялась
Шатко да валко.

Не бархат обивки —
Нищие дворики.
Публика — “сливки”:
Дворняги да дворники.

Песенка льётся,
В небо уносится...
Много даётся,
Много и спросится.

Шарманка — шармашка,
С солнцем да с ливнями.
Голь-оборвашка,
Тем и счастливая.

Горько ли? Мило?
Хвалят? Осудят?
… Всё уже было.
Всё ещё будет...

Посмотреть профиль http://stihi.pro/user/Khmelenok/news/

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения